Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

УДК: 60.542.21.

Жулаева А.С.

Народное «девичье» творчество как отражение нравов сельской молодежи в советский период

Сибирский государственный технологический университет 

 

The author analyses the keywords: image of life and mores of a soviet young womans in agricultural family. This work is gender aspects of histori siberian village. The author studies evolution of social representations, ordinary consciousness and moral culture of rural women.

Автор анализирует понятия: образ жизни и нравы советских девушек-крестьянок. Эта работа раскрывает гендерные аспекты истории сибирской деревни. Автор изучает эволюцию социальных воззрений, обыденного сознания и нравственной культуры сельских женщин.

Ключевые слова: революция нравов, нравы, образ жизни, обыденное сознание, общественные отношения, нравственная культура.

В 20-е годы XX века в сибирской деревне, как сообщают архивные источники, происходила «революция нравов»[1; Ф.1. Оп.1. Д.826. Л.69]. Однако определения содержания понятия «нравы» в те годы не было дано. Известно, что впервые «нравы» как самостоятельный языковой термин встречается в древнеславянской речи. Как лексический символ понятие «нравы» не является тождественным понятию «морали», так как первое заключает в себе смысл более широкий, формирующийся под влиянием условий жизни, в зависимости от социального положения субъекта в обществе, в сочетании с его индивидуальными особенностями. Наиболее полно и всесторонне раскрыли содержание этого понятия историографы Бань Гу (I в н.э.) и Фань Е(V в.). Так, Бань Гу различал «термины фэн (нравы) и су (обычаи), первый, по его мнению, определялся природными условиями обитания и проявлялся в чертах характера и темпераменте; второй формировался общественными взаимоотношениями»[2; 11]. Словарь С.И. Ожегова определяет «образ жизни» как «обычай, уклад общественной жизни», а также характеры[3; 186]. Понятно, что между этими двумя аспектами понятия существует весьма сложные взаимоотношения. Уже знаменитый древнегреческий поэт Пиндар говорит о «врожденном понимании образа жизни»: «А врожденному образу жизни иным не стать – ни в красной лисе, ни в ревучем льве.»[4; 49]. Ясно, что «врожденный образ жизни» предполагает такое внутреннее состояние, которое не зависит от чего-то внешнего, что они присущи их носителям от природы, неотделимы от индивида. И одновременно формирование их конкретной индивидуальности связано с причинами религиозно-нравственного и социального порядка. Исследователь В.С. Поликарпов указывает на двойственность этого понятия которое, по его мнению, «фиксирует стереотипы поведения представителей того или иного социального слоя, или группы и вместе с тем обозначает совокупность душевных свойств и черт характера человека»[5; 4]. Работа В.С. Поликарпова «История нравов России» является важнейшей попыткой изучения истории нравов России в сравнении с нравами Востока и Запада. Автор в изложении нравов всех слоев российского общества в их динамике учитывал только цивилизационный принцип, что позволило ему сделать вывод, о том, что: «История нравов в России свидетельствует о процессе взаимного изменения социальных и индивидуально-личностных структур, ибо трансформация на уровне уклада общества связана с изменением на уровне психологии индивида, и наоборот. Поэтому эволюция нравов ... фактически представляет собой психо-социальную историю развития нашего общества...»[5; 6-7].

Таким образом, нравы – это совокупность мировоззренческих и поведенческих стереотипов определенного социального слоя, формирующаяся в условиях особой природно-географической среды под воздействием политики государства в образ жизни, сочетающий в себе хозяйственно-бытовой и семейный уклады.

Типичным выражением новых нравов, общественных и политических воззрений крестьянок, отражающих всю глубину изменений образа жизни в советский период, стало распространение своеобразного жанра фольклора – частушки, пришедшей на смену традиционным песням сельских девушек. Частушка стала отражением традиций и новаций, обычаев старины и новых обрядов – всего того, что в своем сочетании и являет нам все многообразие обычаев сибирских крестьян. Все вышесказанное наглядно подтверждают частушки, направленные в редакцию газеты “Красная сибирячка” с апреля по сентябрь 1925 года:

“Попляшите-ка ботиночки, вам больше не плясать.

Стара буду – замуж выйду – вам на полочке лежать.

Мой муж – гармонист, а я – гармонистка.

Мой муж – коммунист, а я – коммунистка.

Пароход идет мимо пристани,

Скоро, скоро, скоро мы уедем с коммунистами.

Пароход идет водокольцами,

Скоро, скоро, скоро мы уедем с комсамольцами.

Где же моя кофточка белой вороточек,

Где же мой миленочек, уехал в городочек.

Ай, мать, моя глянь-ка на икону.

Я миленочка люблю, люблю по закону.

Я по тополю ходила, тополь выручил меня,

Я богатого любила, бедный выручил меня.

Ах, яблочко, куда катишься,

 В трибунал попадешь – не воротишься.

Ах, яблочко покатилось в воду,

Будет, будет воевать русскому народу.

Как у наших у ворот, у нашей у калитки,

Задавился спекулянт на суровой нитке.

Относила я гребеночки на буйной голове,

Отлюбила я миленочка – убили на войне.

Мой миленочек в отряде – загорелося лицо,

Навалился на винтовочку – читает письмецо.»[1; Ф. П-2. Оп. 1. Д. 1070. ЛЛ.2-28].

Не опубликованные собрания частушек, записанных в разных уголках Восточной Сибири имеют политический оттенок.

Скрипи, пол, скрипи, пол, скрипи, половичка

мой миленок большевик, а я меньшевичка.

Или:

Ах, яблочко на тарелочке,

комиссар застрелился из-за девочки

Ай, яблочко, что за нация,

кругом саботаж, спекуляция.

Речь об экспроприированной революцией собственности тоже нашла отзвук в частушке:

Все палаты и дворцы и так далее

стали собственностью пролетарии.

Речи ораторов о том, что «кто не работает, тот не ест», подхватила и частушка:

Ах, Бох ты мой, Бох, што ты ботаешь,

ты на небе живешь, не работаешь.

Любовь, добрачные и семейные отношения – вот лейтмотив народного “девичьего” творчества, фоном которому служат происходящие вокруг села события – мировая война, революция, установление новой власти, гражданская война, голод и дефицит товаров.

Литература:

1.Архивное агентство Красноярского края.

2.Календарные обычаи и обряды народов Восточной Азии. Годовой цикл. М.: Наука,1989. 370с.

3.Ожегов С.И. Словарь русского языка. - М.: Русский язык, 1986. 736с.

4.Пиндар. Вакхилид. Оды. Фрагменты. М.: Наука. Литературные памятники. 1980. 503с.

5.Поликарпов В.С. История нравов России. Восток или Запад? - Ростов Н/Д: Феникс, 1995. 575с.