Рейтинг пользователей: / 6
ХудшийЛучший 

Виноградова К.В.

УЧАСТИЕ ЕСАУЛА КУБАНСКОГО КАЗАЧЬЕГО ВОЙСКА

Н.С. ЛЕОНТЬЕВА В СОБЫТИЯХ ИТАЛО-ЭФИОПСКОЙ ВОЙНЫ 1895-1896 гг.

Кубанский государственный университет 

 

This work is about the activities of the officer the Kuban Cossack army N.S. Leontjev in the Italian-Ethiopic war in 1895-1896.

Keywords: Abyssinia, empire, Italian-Ethiopic war, colony, embassy.

Эта работа об участии есаула Кубанского казачьего войска Н.С. Леонтьева в событиях итало-эфиопской войны 1895-1896 гг.

Ключевые слова: Абиссиния, империя, итало-эфиопская война, колония, посольство.

Межгосударственные отношения Российской империи и Эфиопии конца XIX – начала XX вв. занимают сравнительно небольшой временной промежуток (конец 80-х гг. XIX в. – 1917 г.). Однако им был присущ ряд особенностей, главную из которых составлял дружественный характер, совершенно не свойственный тогдашним отношениям колониальных европейских держав с африканскими странами.

Объяснение позиции России в отношении Эфиопии, так никогда и не ставшей колонией, наиболее ярко содержится в секретной инструкции российскому министру-резиденту в Эфиопии действительному статскому советнику К.Н. Лишину от 13 июля 1902 г.: «…для Императорского Правительства Абиссиния является главным образом серьезным средством воздействия на другие государства, …а посему ограждение независимости и территориальной неприкосновенности Абиссинии составляет основное начало нашей политики по отношению к этой стране» [1. Д. 157. Лл. 53-54об.]. Удобное географическое расположение и наличие устойчивого авторитета России среди правящих кругов и населения Абиссинской империи предопределили все мероприятия российского правительства в данном регионе как вынужденные попытки противодействия западноевропейским конкурентам путем поддержания независимости и суверенитета Эфиопии. Россия была непосредственно заинтересована в укреплении своего влияния в Эфиопии с тем, чтобы в дальнейшем использовать это влияние против Великобритании и Италии, владевших соседними с Эфиопией территориями и вынашивавших в отношении ее самой колониальные замыслы.

Эфиопия также стремилась к обеспечению неприкосновенности своих границ и, опасаясь внешней угрозы главным образом со стороны Англии и Италии, старалась заручиться поддержкой Российской империи, не имевшей прямых государственных колониальных интересов в Африке и выступавшей в роли политического оппонента этих стран. Таким образом, налаживание более тесного двустороннего сотрудничества было выгодно как России, так и ее африканскому партнеру.

Большое значение имел и тот факт, что Эфиопия была единственным христианским государством на Африканском материке. Но немаловажную роль в решении царского правительства установить прочные дружественные отношения с Абиссинией сыграла победа, одержанная 1 марта 1896 г. в сражении при Адуа эфиопскими войсками над итальянской армией. Никогда еще международный престиж Эфиопии не поднимался так высоко.

Весной 1894 г. Совет Императорского Русского Географического общества (ИРГО) одобрил и взял под свое покровительство экспедицию в Африку. Цель экспедиции, сформулированная Советом ИРГО, заключалась в следующем: 1) проникновение в Судан (через территорию Абиссинии); 2) попутное и по возможности всестороннее исследование Абиссинии. В состав экспедиции вошли несколько участников из числа отставных офицеров, русскоговорящий абиссинец в качестве переводчика, а также духовное лицо – архимандрит отец Ефрем (в миру – доктор М.М. Цветаев). Руководителем группы был назначен гвардии поручик запаса, есаул Кубанского казачьего войска Н.С. Леонтьев.

Николай Степанович Леонтьев родился 26 октября 1862 г. в деревне Малая Березовка Александрийского уезда Херсонской губернии (совр. Александрия) на Украине. В то же время кубанский краевед И.А. Шереметьев, не приводя никаких документальных подтверждений, называет местом рождения Н.С. Леонтьева станицу Васюринскую Кубанской области (ныне Динской район Краснодарского края) [9. С. 11].

Некоторое время Н.С. Леонтьев учился в Николаевском кавалерийском училище, но «по болезни курса не закончил», затем служил в лейб-гвардии Уланском полку. С 1891 г. Н.С. Леонтьев – гвардии поручик запаса, приписанный в звании есаула (соответствует чину ротмистра в кавалерии) к 1-му Уманскому полку Кубанского казачьего войска [8. Д. 30. Л. 31].

Н.С. Леонтьев был всесторонне образован, еще до поездки в Абиссинию совершил удачное путешествие через Персию и Афганистан в Индию, в качестве действительного члена Императорского Русского Географического общества (ИРГО) проводил научные исследования. Н.С. Леонтьев с готовностью откликнулся на предложение участвовать в организации экспедиции в Абиссинию.

Официально экспедиция называлась «Экспедиция географического общества» и ставила перед собой научные цели [7. С. 239]. Экспедиция была поддержана Академией Наук, военным министерством, а также «вполне обеспечена пожертвованиями разных светских и духовных лиц, которые снабдили ее не только деньгами, но и товарами» [2. С. 119]. Столь щедрое финансирование со стороны частных лиц во многом объяснялось заинтересованностью торговых и финансовых кругов в том, чтобы изучались условия для торговли России с Африкой. 

После длительного и тяжелого путешествия экспедиция Н.С. Леонтьева в марте 1895 г. добралась до г. Энтото – резиденции абиссинского императора (негуса), где ей был устроен торжественный прием с участием императорских войск, духовенства и населения [1. Д. 2011. Л. 29; 6. С. 44].

В ходе месячного пребывания в эфиопской столице Н.С. Леонтьев приобрел полное доверие императора Менелика II, стал его личным другом и советником по делам внешней политики и военным вопросам.

В период пребывания экспедиции Н.С. Леонтьева в Энтото Менелик II много внимания уделял подготовке к становившейся неизбежной войне с Италией. В начале марта 1895 г. негус созвал в своем дворце военный совет, в котором принял участие и Н.С. Леонтьев – в качестве советника Менелика II [3. С. 29, 30; 4. С. 76]. Н.С. Леонтьев хорошо знал военную историю Эфиопии, будучи кадровым военным, профессионально оценивал сильные и слабые стороны абиссинских вооруженных сил. Подготовленная им «Записка об абиссинской армии» содержала подробный анализ военной организации феодальной Эфиопии [8. Д. 31. Лл. 25-40].

В созданном для организации отражения итальянской агрессии при дворе Менелика II военном совете голос Н.С. Леонтьева имел определяющее значение. По мнению целого ряда как отечественных, так и зарубежных историков (Н.И. Кирей, Э. Вилсон, К. Праути и др.), именно советы Н.С. Леонтьева сыграли решающую роль в принятии абиссинским правительством плана антиитальянской кампании [4. С. 76; 10. P. 124; 11].

Проведя параллели между положением России в 1812 г. и международной и внутриполитической обстановкой, в которой оказалась Эфиопия в 1895 г., Н.С. Леонтьев убедил высших сановников абиссинской империи в необходимости проведения будущей военной кампании на основе стратегического плана М.И. Кутузова в Отечественной войне 1812 г. России с Наполеоном («заманивание» противника вглубь «своей» территории через отступление с последующим соединением армий, фланговые марш-маневры, параллельное преследование армии противника). Тактический план Н.С. Леонтьева опирался на партизанские методы ведения боевых действий, учитывающие как недостатки военной организации Эфиопии, так и ее положительные стороны (численное превосходство абиссинских войск, знание ими местности, привычка абиссинцев к знойному климату). Результатом такого способа ведения оборонительной итало-эфиопской войны (1895-1896 гг.), по убеждению Н.С. Леонтьева, должно было стать истощение неприятеля, его постепенное окружение, а затем – нанесение абиссинскими войсками решающего удара [4. С. 76.].

Предложение Н.С. Леонтьева было одобрено всеми участниками военного совета и было решено составить план антиитальянской кампании так, как предлагал Леонтьев, то есть по типу кампании 1812 г. в России [3. С. 30]. По совету Н.С. Леонтьева было решено закупить во Франции необходимое для абиссинских войск стрелковое оружие [5].

Чтобы убедиться в расположенности России к Эфиопии и в основательности своих надежд на ее морально-дипломатическую поддержку, Менелик II решил отправить в Россию эфиопское посольство во главе со своим двоюродным братом принцем Дамто. Н.С. Леонтьев был официально уполномочен руководить действиями посольства. Вместе с миссией возвращались в Петербург и члены русской экспедиции, увозя с собой подарки негуса и ценные этнографические экспонаты: эфиопское оружие, образцы одежды, предметы обихода.

В ходе почти двухмесячного пребывания в Москве и Петербурге члены эфиопской делегации посетили крупнейшие соборы, были приняты в аристократических салонах, а 13 июля 1895 г. состоялась аудиенция, на которой присутствовала вся царствующая семья [4]. Визит эфиопской делегации был достаточно широко и благожелательно освещен в русской прессе. Однако главная цель миссии – получение от России крупной партии оружия (выделенных военным министерством 135 винтовок для эфиопской армии было явно мало) – не была достигнута.

В сопровождении Н.С. Леонтьева участники эфиопской миссии вернулись домой, а 1 марта 1896 г. есаул Н.С. Леонтьев принял участие в знаменитом сражении при Адуа в качестве военного советника императора Менелика II. В ходе этого сражения итальянские войска потерпели сокрушительное поражение, а международный престиж Эфиопии поднялся как никогда высоко. Есаулу Н.С. Леонтьеву был пожалован впервые учрежденный в Эфиопии титул графа Абая, ему было поручено вести переписку с Азиатским департаментом российского МИДа и военным министерством, а также с МИДами европейских держав.

За услуги, оказанные эфиопскому императору (в частности, Н.С. Леонтьев организовал отправку в сентябре 1897 г. второго эфиопского посольства в Петербург, добился от России и Франции поставок крупных партий оружия для эфиопской армии), казачий есаул был удостоен одного из высших феодальных титулов Эфиопии – титула деджазмача (букв. «командующий войском у дверей императорского шатра»). Н.С. Леонтьев также получил в управление значительные территории в южных районах страны, стал генерал-губернатором экваториальных провинций Эфиопии [5].

Последние месяцы пребывания в Абиссинии Н.С. Леонтьева не были отмечены какой-либо активной деятельностью с его стороны и, видимо, утомленный таким непривычным для себя бездействием, есаул в начале 1900 г. вернулся в Россию.

Деятельность есаула Кубанского казачьего войска, гвардии поручика запаса Н.С. Леонтьева, возглавившего экспедицию Императорского Русского Географического общества в Абиссинию в 1895 г., а затем ставшего советником по делам внешней политики и военным вопросам при императоре Абиссинии Менелике II – одна из интереснейших страниц в истории взаимоотношений России со странами Африки.

 

Литература:

1.  Архив внешней политики Российской империи (далее АВПРИ). Ф. 151. Оп. 482. Д. 157, 2011.

2.  Волгин Ф. В стране черных христиан. СПб., 1895.

3.  Елец Ю. Император Менелик и война его с Италией. По документам и походным дневникам Н.С. Леонтьева. СПб., 1898.

4.  Кирей Н.И. Поездки есаула Кубанского казачьего войска Н.С. Леонтьева в Эфиопии в конце XIX в. // Из дореволюционного прошлого кубанского казачества: сб. научных трудов. Краснодар, 1993.

5.  Кирей Н.И., Куценко Л. Советник императора Эфиопии // Советская Кубань. 19.07.1989.

6.  Отец Ефрем. Поездка в Абиссинию. СПб., 1901.

7.  Райт М.В. Русские экспедиции в Эфиопии в середине XIX – начале ХХ вв. и их этнографические материалы // Африканский этнографический сборник. Вып. I. М., 1956. С. 220-281.

8.  Российский государственный военно-исторический архив (далее РГВИА). Ф. ВУА. Колл. 452. Д. 30, 31.

9.  Шереметьев И.А. Васюринская. Краснодар, 1982.

  • 10.  Prouty Ch. Empress Taytu and Menelik II. Ethiopia. 1883-1910. Trenton, 1986.
  • 11. Wilson Ed. Russia and Black Africa before World War II. N.-Y. & L., 1974.
  •  

     

     

     
    Вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться, чтобы оставлять сообщения на форуме.
    Обсудить на форуме...
    Секции/подсекции
    Whats Your Google PageRank?
    Железнодорожные перевозки Воркута